<< Май 2021 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  26  27  28  29  30 1 2
> 3 4 5 6 7 8 9
> 10 11 12 13 14 15 16
> 17 18 19 20 21 22 23
> 24 25 26 27 28 29 30
> 31  1  2  3  4  5  6

Новые позиции ВАС РФ относительно подрядных споров. Что учесть при оспаривании договора



    Когда заказчик имеет право отказаться от приемки работ
    Можно ли удержать неустойку из стоимости выполненных работ
    Как поступить при невозможности изменить государственный контракт

Новые позиции ВАС РФ относительно подрядных споров. Что учесть при оспаривании договора

    Когда заказчик имеет право отказаться от приемки работ
    Можно ли удержать неустойку из стоимости выполненных работ
    Как поступить при невозможности изменить государственный контракт

Споры, вытекающие из подрядных отношений, представляют собой одну из самых сложных категорий дел. Они требуют от участников процесса значительных временных и интеллектуальных затрат. Сложность обусловлена тем, что в строительном подряде происходит пересечение, с одной стороны, многочисленных ведомственных актов, посвященных техническим аспектам строительства, а с другой – юридических и фактических отношений многочисленных участников строительства. В 2012 году Президиум ВАС РФ принял ряд постановлений, которые либо изменили уже сложившиеся подходы, либо восполнили существовавшие в практике разрешения споров пробелы. Изменения касаются, главным образом, квалификации договора. Уточнены подходы к проблеме взыскания неустойки, а также к возможности воспользоваться результатами работ. Например, внесена ясность в решение вопросов о возможности удержания начисленной неустойки из стоимости выполненных работ, отказа в приемке работ в связи с выявленными недостатками. Чтобы свести к минимуму договорные риски, участникам строительных отношений следует учитывать изменившиеся подходы Высшего арбитражного суда РФ к этим и некоторым другим случаям.

Многосторонний характер договора не влияет на сущность подряда

В случаях, когда в правоотношения вовлечено более чем 2 участника, очень часто стороны, а вслед за ними и суды, ошибочно квалифицируют подрядные правоотношения как договоры комиссии.

По одному из дел муниципальное образование в лице администрации заключило с обществом-1 и МУ муниципальный контракт, предметом которого являлось обеспечение проведения проектно-изыскательских работ и капитального ремонта. Общество-1 обязалось осуществить выбор подрядчика и заключить с ним договор на выполнение работ и в дальнейшем обеспечить выполнение работ в полном объеме. Финансирование работ должно было осуществляться за счет средств бюджета муниципального образования.

Во исполнение названных контрактов, общество-1 заключило договор на проведение капитального ремонта с обществом-2. Общество-1, квалифицировав контракты как агентские договоры, построенные по модели договора комиссии, обратилось в суд с иском о взыскании с администрации как комитента около 25 млн руб. расходов, понесенных им при исполнении комиссионного поручения. В качестве таких расходов общество-1 посчитало денежные средства, уплаченные по договору обществу-2.

Суды согласились с правовой квалификацией сделки как договора комиссии и сочли, что администрация как комитент обязана возместить обществу-1 денежные средства в качестве расходов, понесенных в связи с исполнением комиссионного поручения.

По мнению Президиума ВАС РФ, возникшее из указанных контрактов обязательственное правоотношение ошибочно квалифицировано судами как регулируемое нормами Гражданского кодекса РФ о договоре комиссии. Предметом договора комиссии является деятельность комиссионера, направленная на заключение сделки (сделок). Соответственно, достижение определенного результата не входит в круг обязательств комиссионера. Вместе с тем, как следует из условий контрактов, общество-1 обязалось не только осуществить выбор подрядчика и заключить с ним договор, но и в дальнейшем обеспечить выполнение работ в полном объеме.

Отграничение комиссии от подряда заключается в том, что комиссия имеет своим предметом совершение одних лишь юридических действий, в то время как подряд направлен на совершение действий фактических, призванных непосредственно обеспечить определенный материальный результат.

Поскольку общество-1 приняло на себя обязательства по организации работ, оно выступило в качестве генерального подрядчика и в соответствии с п. 3 ст. 706 ГК РФ обязано нести перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком (постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2012 № 1456/12).

Выбор надлежащего
способа защиты зависит от квалификации договора

Достаточно тонкая грань, с точки зрения квалификации правоотношений в сфере строительства, проходит между смешанными, на первый взгляд, договорами и собственно договорами подряда. Во многих случаях от этого зависит выбор надлежащего способа защиты нарушенных прав и интересов стороны в обязательстве.

Это наглядно продемонстрировано в постановлении Президиума ВАС РФ от 05.06.2012 № 17325/11.

Суды трех инстанций квалифицировали как смешанный, содержащий элементы договора подряда и договора купли-продажи, договор, по которому:

    подрядчик обязался осуществить ремонтные работы по устройству помещения, включая изготовление мебели;
    заказчик обязался принять результат работы и оплатить его.

Поскольку в ходе эксплуатации помещения выяснилось, что материалы, из которых была изготовлена мебель, не соответствовали условиям договора, заказчик обратился в суд с иском об уменьшении цены за выполненную работу.

Отказывая в удовлетворении требований в связи с избранием истцом ненадлежащего способа защиты, суды исходили из следующего: а) договор содержит элементы договора купли-продажи и подряда; б) пункт 1 ст. 723 ГК РФ предусматривает определенные способы защиты прав заказчика по договору подряда только в случаях, когда иное не предусмотрено договором; в) договором между истцом (заказчиком) и ответчиком (подрядчиком) предусмотрен иной способ защиты – устранение недостатков и дефектов в течение гарантийного срока, что исключает возможность обращения заказчика с требованием об уменьшении цены.

Отменяя состоявшиеся судебные акты трех инстанций и удовлетворяя требования истца в полном объеме, Президиум ВАС РФ указал следующее.

Суды неверно квалифицировали договор между истцом и ответчиком как смешанный. Предмет договора (обязанность подрядчика по осуществлению ремонтных работ помещения, включающих изготовление мебели, и обязанность заказчика принять и оплатить выполненные работы) полностью охватывается п. 1 ст. 702 ГК РФ, который определяет предмет договора подряда. Согласно п. 2 ст. 704 ГК РФ подрядчик несет ответственность за ненадлежащее качество предоставленных им материалов. Ответственность подрядчика за ненадлежащее качество материала для выполнения работы регулируется п. 5 ст. 723 ГК РФ, который предусматривает, что подрядчик, предоставивший материал для выполнения работы, отвечает за его качество по правилам об ответственности продавца за товары ненадлежащего качества (ст. 475 ГК РФ), включая право потребовать от подрядчика соразмерного уменьшения покупной цены.

Соответственно, истец, обратившись с требованием об уменьшении цены изготовленной мебели, реализовал право выбора предоставленного ему законом средства защиты.

Ну и, пожалуй, главный вывод Президиума ВАС РФ по данному делу: при наличии прямо предусмотренного гражданским законодательством права требовать уменьшения цены, предусмотренная договором обязанность подрядчика своевременно устранять недостатки и дефекты в течение гарантийного срока не является исключительной и не может толковаться как лишающая заказчика права требовать соразмерного уменьшения цены.

Что еще представляет интерес в данном деле, так это то, что ВАС РФ посчитал сумму истребуемой уменьшенной цены доказанной, поскольку подрядчик не оспаривал доводы истца в части заявленной суммы. То есть, Президиум ВАС РФ фактически применил столь редко используемую ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

Выявленные при приемке работ недостатки должны исключать возможность использования результата работ

До настоящего времени отсутствовал единый подход судов к вопросу о том, каким образом должны быть подтверждены обстоятельства, позволяющие заказчику отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков. В одних случаях, суды считали, что достаточно наличия письменных претензий со стороны заказчика, в других обязательным признавалась необходимость указания на наличие соответствующих возражений в самом акте приемки работ.

Каковы же условия, при которых заказчик вправе отказаться от приемки результата работ?

В рамках дела, пересмотренного в порядке надзора, Президиум ВАС РФ дал толкование норм, регулирующих порядок действий заказчика при наличии у него претензий или замечаний по качеству выполненных работ, а также разъяснил порядок распределения бремени доказывания между заказчиком и подрядчиком.

Как следует из обстоятельств данного дела, общество (подрядчик), администрация (заказчик-1) и школа (заказчик-2) заключили государственный контракт, согласно условиям которого подрядчик обязался выполнить работы по ремонту инженерных сетей школы, заказчик-1 – обеспечить оплату работ, а заказчик-2 – принять работы и оплатить их. Администрация, ссылаясь на выполнение подрядчиком работ с нарушением сроков и ненадлежащего качества, уведомлением известила его об одностороннем отказе от исполнения договора. По акту приема-передачи помещение школы передано обществом и принято администрацией и школой как объект незавершенного ремонта. Ссылаясь на неисполнение заказчиками обязательств по оплате принятых работ, общество обратилось в арбитражный суд.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что обществом (подрядчиком) не представлено доказательств передачи заказчикам полного комплекта документов, в том числе актов формы КС-2 и справок формы КС-3, подтверждающих факт выполнения подрядчиком работ на спорную сумму.

Президиум ВАС РФ, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты нижестоящих судов, указал, что основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является факт передачи результата работ подрядчиком заказчику.

Толкуя п. 4 ст. 753 ГК РФ в части, регулирующей сдачу и приемку работ, Президиум ВАС РФ пояснил, что заказчик вправе отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком.

Данное толкование Президиум ВАС РФ дал с учетом положений ст. 723 ГК РФ о правах заказчика по своему выбору (если иное не установлено договором) требовать устранения недостатков в разумный срок, соразмерного уменьшения установленной за работу цены, возмещения своих расходов на устранение недостатков.

В подтверждение факта выполненных работ подрядчик представил акт проверки работ, подписанный заказчиком-2, содержащий выявленные замечания по работам, а также подписанные в односторонне порядке акты формы КС-2 и справки формы КС-3. В акте проверки отсутствовали ссылки на то, что обнаруженные недостатки исключают возможность использования результата работ для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены заказчиками или подрядчиком. Как установлено судом, заказчики не заявляли требования, предусмотренные ст. 723 ГК РФ.

Президиум ВАС РФ, рассматривая данный спор, указал, что сам факт наличия некоторых недостатков в выполненных работах не может являться безусловным основанием для отказа от подписания актов и оплаты работ.

Как разъяснил Высший арбитражный суд, именно заказчик должен представить доказательства обоснованного отказа от подписания актов выполненных работ. Поскольку между подрядчиком и заказчиком был подписан акт приема-передачи объекта незавершенного ремонта, отсутствие подписи заказчика под составленными подрядчиком и предложенными для подписания актами приема-передачи выполненных работ также не является безусловным основанием для вывода об отсутствии обязанности у заказчика произвести оплату за выполненные работы.

При этом Президиум ВАС РФ обратил особое внимание на необходимость применения в подобных спорах положения п. 5 ст. 720 ГК РФ, согласно которому при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза (постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 № 12888/11).

Подлежащая уплате неустойка может быть удержана из стоимости выполненных работ

Об актуальности вопроса относительно порядка применения ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договорам подряда говорит то, что в течение 2012 года Высший арбитражный суд РФ неоднократно обращался к этой теме. Разнообразие ситуаций, возникающих в ходе исполнения данной категории договоров, требует формирования правовой позиции высшей судебной инстанции по применению ответственности с точки зрения различных аспектов.

Так, возник вопрос о возможности удержания заказчиком неустойки из стоимости выполненных работ.

По обстоятельствам дела, ставшего предметом рассмотрения Президиумом ВАС РФ, подрядчик выполнил обязательство по выполнению работ, однако задержал срок их начала и окончания. Заказчик проинформировал подрядчика уведомлением о начислении неустойки и ее удержании из стоимости выполненных работ. Остальная часть стоимости работ была оплачена заказчиком подрядчику.

Не согласившись с действиями заказчика, подрядчик обратился в суд с иском о взыскании стоимости работ в удержанной части. Исковые требования подрядчика были удовлетворены судом первой инстанции, данное решение поддержали апелляционный и кассационный суды. При этом суды исходили из того, что требование об уплате неустойки за просрочку выполнения работ может быть реализовано только путем предъявления иска о взыскании неустойки. Кассационный суд также указал на недопустимость зачета неустойки, поскольку данное обязательство не носит бесспорный характер, и при наличии спора ее размер может быть уменьшен судом на основании ст. 333 ГК РФ.

Отменяя состоявшиеся судебные акты, Президиум ВАС РФ исходил из следующего.

Стороны, согласовав в контракте условие о праве заказчика уменьшить подлежащую выплате сумму за выполненные работы на размер неустойки за просрочку выполнения работ, предусмотрели условие о прекращении встречных денежных требований.

Возможность уменьшения судом неустойки не препятствует реализации заказчиком предусмотренного контрактом права на прекращение обязательства по оплате в соответствующей части.

Как разъяснил ВАС РФ, при рассмотрении спора о взыскании неоплаченной стоимости работ нижестоящим судам надлежало проверить наличие оснований для применения ответственности, а также оснований для ее снижения в порядке ст. 333 ГК РФ при наличии соответствующего заявления подрядчика о несоразмерности начисленной неустойки.

В соответствии с п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» списание по требованию кредитора неустойки со счета должника (п. 2 ст. 847 ГК РФ) не лишает должника права ставить вопрос о применении к списанной неустойке положений ст. 333 ГК РФ, например, путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне уплаченного (ст. 1102 ГК РФ). Кроме того, ВАС РФ указал на возможность осуществления зачета встречных требований о взыскании долга и неустойки.

С учетом п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», ст. 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида.

Встречные требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности являются, по существу, денежными, то есть однородными. Соответственно, при наступлении срока исполнения они могут быть прекращены зачетом по правилам ст. 410 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2241/12).

Уменьшить неустойку ниже ставки рефинансирования можно только в чрезвычайных случаях

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11 фактически поставило точку в вопросе относительно возможности снижения неустойки, предусмотренной ч. 9 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 94-ФЗ).

Цитата: «Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации» (ч. 9 ст. 9 Закона № 94-ФЗ).

В рассматриваемом деле сумма пени, предъявленная подрядчиком заказчику по государственному контракту, была снижена судом первой инстанции. Вышестоящие суды поддержали данное решение.

Как разъяснил ВАС РФ, неустойка, предусмотренная ч. 9 ст. 9 Закона № 94-ФЗ, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

С экономической точки зрения необоснованное уменьшение неустойки судами позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам.

С учетом изложенного подхода, ВАС РФ признал снижение нижестоящими судами неустойки на основании ст. 333 ГК РФ необоснованным.

Условие о неустойке при отсутствии в договоре указания суммы, на которую она начисляется – допустимо

С точки зрения подхода суда к дефектам согласования сторонами условия о договорной неустойке представляет интерес постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 676/12.

Как следовало из государственного контракта на выполнение проектных работ, стороны по данному спору оговорили лишь право заказчика требовать уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства, и ее размер – 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день уплаты неустойки.

Суды трех инстанций отказали заказчику во взыскании неустойки с подрядчика, допустившего нарушение сроков выполнения работ по мотиву того, что в государственном контракте не было согласовано, на какую сумму подлежит начислению неустойка.

Следует отметить, что положения контракта фактически повторяли п. 11 ст. 9 Закона 94-ФЗ, который также не устанавливает, как определяется сумма, на которую подлежит начислению предусмотренная законом пеня.

Цитата: «В случае просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного контрактом, заказчик вправе потребовать уплату неустойки (штрафа, пеней). Неустойка (штраф, пени) начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается контрактом в размере не менее одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Поставщик (исполнитель, подрядчик) освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине заказчика» (п. 11 ст. 9 Закона 94-ФЗ).

Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, Президиум ВАС РФ указал следующее.

Взыскание неустойки за просрочку исполнения обязательств подрядчика предусмотрено как законом, так и соглашением сторон. Поскольку сторонами в контракте было согласовано поэтапное выполнение работ, определено содержание, срок исполнения и стоимость каждого этапа, неустойка должна рассчитываться от стоимости не исполненных в срок обязательств по каждому этапу работ.

Представляется, что данное разъяснение также применимо и к договорам подряда, не регулируемым Законом № 94-ФЗ, при наличии в договоре условий о размере пени и периоде ее начисления, стоимости и сроков исполнения этапов работ.

Если государственный контракт нельзя изменить, он подлежит расторжению

Продолжая тему регулирования госконтрактов, связанных с подрядными правоотношениями, нельзя не остановиться на постановлении Президиума ВАС РФ от 24.07.2012 № 5761/12, которое содержит правовую позицию относительно расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Как следует из материалов дела, подрядчик обратился с иском к Федеральному агентству по рыболовству о расторжении государственного контракта на основании ст. 451 ГК РФ (существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора). Предметом контракта являлось проектирование и строительство крупнотоннажного научно-исследовательского судна для проведения исследований в Мировом океане.

После заключение контракта в действующее законодательство были внесены изменения, фактически вводящие запрет на производство товарной продукции из водных биологических ресурсов, добытых в научно-исследовательских целях.

С учетом этого, подрядчик предлагал заказчику внести изменения в техническую документацию, а при отсутствии такой возможности, рассмотреть вопрос о расторжении контракта. Отказ заказчика от подписания соглашения о расторжении контракта послужил основанием обращения подрядчика в суд с соответствующим иском.

Правовым обоснованием искового требования заявлена ст. 451 ГК РФ. Суды разрешили спор по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. Поскольку подрядчик не доказал факта нарушения заказчиком существенных условий государственного контракта, суды отказали в удовлетворении требований.

Президиум ВАС РФ отменил все принятые по делу судебные акты, указав следующее. Отказывая в расторжении контракта по мотиву того, что подрядчик не доказал факт нарушения заказчиком существенных условий договора, то есть наличие оснований, предусмотренных п. 2 ст. 450 ГК РФ, суд первой инстанции фактически по собственной инициативе изменил основание иска (с существенного изменения обстоятельств, на существенное нарушение условий договора). Между тем процессуальное законодательство не содержит норм, позволяющих суду по собственной инициативе изменять основание заявленного истцом требования.

Кроме того, ВАС РФ указал на то, что по общим правилам, предусмотренным п. 3 ст. 716 ГК РФ, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика, в разумный срок не заменит непригодную техническую документацию или не примет других необходимых мер, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения убытков, причиненных его прекращением. Но в связи с тем, что Закон № 94-ФЗ не предусматривает право исполнителя в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, исполнитель вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о расторжении договора.



Автор: Руководитель Центра от 12.02.2013   |  Оценка  




 
  




Вы не можете комментировать!
CMS Status-X