<< Сентябрь 2017 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  28  29  30  31 1 2 3
> 4 5 6 7 8 9 10
> 11 12 13 14 15 16 17
> 18 19 20 21 22 23 24
> 25 26 27 28 29 30  1

ПМЮФ-2016: ящик Пандоры лучше не трогать


С 18 по 21 мая проходил VI Петербургский международный юридический форум (ПМЮФ-2016). В нем приняли участие более 3750 участников из 77 стран мира. Состоялось более 50 дискуссионных сессий по семи тематическим блокам:
частное право;
промышленность, торговля, защита конкуренции;
судебная и арбитражная практика;
smart-общество;
инвестиции, финансы;
международное право, безопасность, верховенство закона;
юридическая профессия.
В рамках частноправового блока стоит особо отметить круглые столы:
 
«Влияние экономических изменений на ведение бизнеса в России»;
«Валютная оговорка: вырабатываем единые подходы».
На обоих обсуждали ситуацию, которая сложилась в результате событий конца 2014 года.
 
Банк России тогда отказался от валютного коридора. При этом иностранные государства ввели в отношении ряда российских компаний санкции. Это стало причиной падения рубля. В результате должники по ранее заключенным договорам с валютной оговоркой сегодня платят в три-четыре раза больше рыночной стоимости.
 
Участники круглых столов пытались найти ответ на вопрос «Что делать таким должникам?».
 
«Влияние экономических изменений на ведение бизнеса в России»
 
 
 
 
Спикеры обсуждали судьбу договоров, заключенных при прежних экономических реалиях. Особый акцент сделали на случаях, когда стороны привязали плату к иностранной валюте.
 
Что они могут сделать, если практика по статье 451 Гражданского кодекса РФ (о существенном изменении обстоятельств) зачастую отрицательная? Действие этой статьи фактически парализовано. Так, Мария Ерохова (адвокат) отметила: «Судьи, как врачи, опасаются давать новый препарат – то есть применять статью 451 Гражданского кодекса РФ, так как последствия изменений и расторжения договора судом неясны. Непонятно, чего будет больше – плюсов или минусов».
 
Дмитрий Дождев (ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН) представил догматический анализ права суда изменить договор. Он отметил: «Обязательство (договор) – форма свободы. Должник обретает свободу именно в обязательстве. Договор и есть форма защиты в изменяющихся условиях. Он – гарант стабильности. Договор сам умеет подстраиваться к внешним обстоятельствам (адаптироваться)».
 
Поэтому правила статьи 451 Гражданского кодекса РФ нужно читать в обратном порядке.
 
Так, сначала стороны должны провести переговоры, пересмотреть условия договора, чтобы восстановить справедливость. В суд нужно обращаться, только если не получается самостоятельно внести изменения (договориться). Однако такой итог переговоров должен быть не в пользу стороны, которая в ходе них подорвала свою позицию (отказалась идти навстречу контрагенту). Суду сразу известно, кто виноват, – сторона, которая ссылается на нерушимость договора. При этом речь должна идти не об изменении договора, а о восстановлении прав и обязанностей, которые уже созданы между сторонами.
 
Дэнис Филиппе (профессор Лувенского католического университета) осветил эту проблему с точки зрения французского законодательства. Оно разрешает пересматривать условия контракта при изменении обстоятельств, но только в случае, если его исполнение стало чрезвычайно обременительным. Цель – справедливое и взаимоприемлемое изменение договора. При этом есть понятие «фрустрации цели контракта», когда уже не действуют изначальные интересы.
 
Йохан Гернандт (председатель Арбитражного института в отставке) привел несколько примеров из истории второй половины XX века, когда были резкие изменения цен и курсов валют. Многие вещи можно и надо было предвидеть. Это не форс-мажор. В то же время если истец подготовит необходимый пакет документов, то сможет добиться успеха.
 
Поэтому Гернандт призвал хранить документы, которые стороны составляют, когда готовят проекты контрактов. Не надо выкидывать черновики, даже если стороны подписали окончательную редакцию договора. Наоборот, надо вести реестр всех проектов договоров с самого начала. «Это не макулатура! – подчеркнул Гернандт. – Все комментарии разработчиков могут быть весьма полезными».
 
При этом разговор зашел и о деле «Вымпелком-Тизприбор». Гернандт сказал, что есть хорошие основания для изменения договора, но «разница в цене 900 млн – 2,5 млрд руб. не гарантирует результат». Все зависит от конкретных обстоятельств.
 
Андрей Егоров (первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ) продолжил комментировать это дело. Он отметил, что споры, связанные с девальвацией, – не новые. Суды не видят здесь форс-мажора, не признают существенного изменения обстоятельств.
 
Также Егоров отметил, что все арендаторы и арендодатели сейчас следят за делом «Вымпелком-Тизприбор». Если суд встанет на сторону арендатора, то это повлечет изменение остальных контрактов. Однако обоснование, которое привел суд первой инстанции, когда удовлетворял иск, весьма сомнительное. Он руководствовался не специальной нормой статьи 451 Гражданского кодекса РФ, а общей статьей 1 Гражданского кодекса РФ.
 
«Валютная оговорка: вырабатываем единые подходы»
 
 
 
 
Круглый стол о валютной оговорке стал логичным продолжением описанного выше.
 
Если раньше валютная оговорка была эффективным механизмом определения цены, то сейчас она превратилась в ловушку для одних и источник сверхприбыли для других. В итоге нарушается баланс сторон договора. Это особо остро коснулось ипотечных заемщиков. Им посвятила свое выступление Татьяна Старикова (партнер юридической фирмы).
 
По ее словам, валютных ипотечников всего 1 процент, но это 250 тыс. реальных заемщиков. Она назвала четыре способа, которыми стороны могут воспользоваться, чтобы выйти из договора:
 
признать договор недействительным;
сослаться на обстоятельства непреодолимой силы;
воспользоваться правилом статьи 451 Гражданского кодекса РФ;
признать себя банкротом.
Однако ни один из них не гарантирует результата. Так, Старикова отметила, что статья 451 Гражданского кодекса РФ носит декларативный характер и мало применяется судами.
 
Александр Евдокимов (партнер юридической фирмы) посвятил свой рассказ договорам, стороны которых – коммерческие организации. Но он также коснулся статьи 451 Гражданского кодекса РФ, отметив, что она находится в общемировом русле, но фактически выключена из правоприменения. Чтобы она заработала, «нужен парад планет – одновременное наличие четырех условий». Стороны сами должны предусматривать возможность изменить курс валют в договоре. А вопрос об изменении суды должны решать в зависимости от того:
 
могли ли стороны реально предвидеть такое изменение обстоятельств;
какова степень произошедших изменений.
Артем Карапетов (профессор Высшей школы экономики при Правительстве РФ) подошел к вопросу шире. Он не стал ограничиваться только валютной оговоркой. Ведь вопрос намного шире. «Валютная оговорка – это лишь формула цены». Так, стороны могут привязать цену и к ставке рефинансирования.
 
В мире наблюдаются два подхода к проблеме:
 
есть страны, которые ориентированы на справедливость и баланс интересов сторон (например, Германия), и
есть страны, которые выбирают предсказуемость, стабильность (например, Англия).
Первые спокойно относятся к праву суда вторгаться в отношения сторон и искать баланс интересов. Вторые придерживаются политики невмешательства.
 
Карапетов считает, что результат исков об изменении договора должен зависеть от ответа на два вопроса.
 
1. Кто является сторонами договора?
 
Нужно различать сугубо коммерческие и иные отношения (в т. ч. потребительские): «Коммерсанты действуют на свой страх и риск, мы не можем их извинять за просчеты».
 
2. Что в результате приобретает одна сторона и теряет другая?
 
Так, например, возможны две разных ситуации:
 
одна сторона терпит двойной убыток, а ее контрагент получает двойную прибыль;
одна сторона также терпит двойной убыток, но для ее контрагента ничего не меняется.
Если в первом случае речь идет о получении сверхприбыли, то во втором – можно говорить лишь о перераспределении рисков. В такой ситуации суды однозначно не должны вмешиваться в отношения сторон.
 
С ситуацией, когда сторона получает сверхприбыль, сложнее. Если суды начнут вторгаться в отношения сторон, их завалят такими исками. Может случиться повтор ситуации, которая некогда возникла со статьей 333 Гражданского кодекса РФ. Начнется хаос, последствия которого сложно предсказать. «Тогда ящик Пандоры лучше не трогать», – завершил Карапетов.
 
 
6 июля 2016 года состоится вебинар на тему «Риски арендодателя и арендатора в актуальной судебной практике. Пересмотр ставки в валюте: дело "Вымпелком" против "Тизприбора"». Уже сейчас можно посмотреть подробную программу и зарегистрироваться.

***************************************************************
ДОРОГИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ,
Понравилась новость, поделись ей с друзьями!!!
Для выполнения этого действия, необходимо включить передачу реферера в Вашем браузере, или попробуйте перейти на эту страницу по ссылке




Прикрепить к сообщению файл

Пожалуйста, решите эту задачу Задача:     =  





Автор: Руководитель Центра от 31.05.2016   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X