<< Ноябрь 2017 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  30  31 1 2 3 4 5
> 6 7 8 9 10 11 12
> 13 14 15 16 17 18 19
> 20 21 22 23 24 25 26
> 27 28 29 30  1  2  3

В Эстонии нет нормальной рабочей силы


«После крупного судебного процесса я обещал себе, что больше не возьму ни одного эстонца на работу», - сказал Янек Тропин, руководитель строительной фирмы, работающей в Скандинавии, работники которой в этом году уже 6 раз обращались в Комиссию по трудовым спорам.
 
По словам руководителя Plusvektor Grupр Янека Тропина, он больше не ходит на заседания в Трудовую инспекцию, так как ему жаль своего времени. В любом случае, решения Инспекции все в одном направлении.
 
«У нас такие цены на юридические услуги, что в спорах нет смысла. С начала года пробовал спорить с двумя людьми, которые были у меня в Норвегии на работе, но понял, что Комиссия по трудовым спорам рассматривает дела очень односторонне», - сказал Тропин.
 
Споры в Комиссии по трудовым спорам нередко сопровождаются угрозами расправы с работником или хвастовством, что босс знает всех чиновников Комиссии, и работник никогда не выиграет спор. Предприниматели же видят себя проиг­равшими. Некоторые фирмы споры в Инспекции по трудовым спорам, точнее финансы, потраченные на это, довели до банкротства.
 
Например, фирма Tiiman Ehitus в прошлом году сама 4 раза жаловалась на своих работников. Это фирма Пеэтера Лумисте, известного тем, что он не платит зарплаты, оставляет долги и пустые фирмы.
 
Карин Мадиссон из бюро Sorainen, адвокат одного из работников Tiiman Ehitus, описала схему, которую использовал Лумисте, следующим образом: когда работники подают иск, чтобы получить свою зарплату, Лумисте, опираясь на решение Инспекции по трудовым спорам, предоставляет своё опровержение суду.
 
Работник должен иметь финансы, чтобы ходить по судам, и доказывать, что он заработал эту зарплату.
По словам заместителя генерального директора по воп­росам трудовых отношений в Комиссии по трудовым спорам Меэли Мийдла-Ванаталу, это типичный пример того, как работодатель «переезжает катком» работника.
 
Всегда находятся работодатели, которые оспаривают решение Комиссии по трудовым спорам, каким бы разумным оно ни было, в суде. Они делают всё для того, чтобы это решение не вступило в силу и чтобы работник не получил свои деньги. Особенно это «работает», когда работодатель знает, что у работника нет денег, чтобы оплатить себе достойную защиту.
 
Если работник не появится в суде, то решение Комиссии по трудовым спорам не вступит в силу. А если работодатель не выполняет вступившее в силу решение Комиссии по трудовым спорам и не идёт в суд, то с требованием можно обратиться к судебному исполнителю как при любом решении суда.
Несмотря на то, что Лумисте уже долгие годы применяет эту схему при общении с работниками, успеха это его фирме Tiiman Ehitus не принесло. Высокие расходы на постоянные споры стали причиной банкротства фирмы.
 
Тропин говорит, что если у работника обоснованное требование, то ещё до заседания суда он всё выплачивает. «Спорить имеет смысл, если идти с делом в суд», - сказал он. Несколько лет назад он сам предпринял этот путь, когда фирма обанкротилась. Её задолженность работникам составляла 250 000 крон (около 16 000 евро). Юристам Тропин заплатил, по его словам, около миллиона крон (около 64 000 евро). В результате Тартуский уездный суд вынес решение, по которому работники были освобождены от возмещения ущерба, нанесённого ими работодателю. Суммы оказались значительно меньше денег, заплаченных Тропиным юрис­там.
 
«После крупного судебного процесса я обещал себе, что больше никогда не возьму ни одного человека из Эстонии на работу. В прошлом году нам предложили один проект в Норвегии, я подумал, что у меня есть в Эстонии пару человек, съездим, построим этот дом и... снова я вляпался. Когда едешь с эстонцами в Норвегию - всегда проблемы», - недоумевает Тропин.
 
Дешевле уж найти в Норвегии рабочую силу. Суть споров в том, что Тропин платит работникам среднюю по Норвегии зарплату, а работники ещё хотят, чтобы и проживание, и питание на месте было также от работодателя. С местными в Норвегии таких вопросов не возникает.
 
«Наши соотечественники такие нахальные, каждый только за себя. То, о чём договариваемся изначально, потом работник не помнит. Те строители, которые сейчас в Эстонии, это не нормальная рабочая сила», - сказал он.
 
Трудовые споры становятся всё сложнее. Как отметила Мийдла-Ванаталу, люди очень хорошо знают свои права, особенно, если прибегают к услугам юристов. «Сложными трудовые споры становятся после того, как в игру вступят адвокаты-юрис­ты. Они стараются подать как можно больше альтернативных требований, чтобы в любом случае получить деньги. Всё больше рассмотрение трудовых споров напоминает судебные процессы, и всё чаще нанимают адвокатов».
 
«Работники понимают, что не знают всех нюансов законов, а работодатель обещает пойти дальше в суд». 
По мере увеличения роли адвокатов в трудовых спорах значительно возросло количество требований возмещения морального ущерба, поскольку сами работники не догадались бы подать такое требование.
 
«Возмещение материального ущерба даёт следующим жалобщикам смелость подать такие же требования», - отметила Мийдла-Ванаталу.
 
Директор Atko Марго Томингас, получивший в прошлом году десять жалоб от работников занимающейся посредничеством рабочей силы компании Personaal OU, отметил, что некоторые проф­союзы представляют своих членов в трудовых спорах бесплатно. «Работники обращаются к третьей инстанции с целью убедиться, что у них больше нет возможных прав».

***************************************************************
ДОРОГИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ,
Понравилась новость, поделись ей с друзьями!!!
Для выполнения этого действия, необходимо включить передачу реферера в Вашем браузере, или попробуйте перейти на эту страницу по ссылке




Прикрепить к сообщению файл

Пожалуйста, решите эту задачу Задача:     =  





Автор: Руководитель Центра от 31.08.2016   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X