<< Сентябрь 2017 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  28  29  30  31 1 2 3
> 4 5 6 7 8 9 10
> 11 12 13 14 15 16 17
> 18 19 20 21 22 23 24
> 25 26 27 28 29 30  1

Операция «Маарика» или бизнес на документах


Маарика, или Любовь Генрихсон руководила, как считает полиция, так называемой паспортной мафией. Сама женщина свою вину отрицает. До позапрошлого года попытки внутреннего контроля полиции раскрутить это дело несколько раз заканчивались ничем. Информация о том, что за в полиции можно приобрести гражданство Эстонии, конечно, была крайне интригующей, но две операции, которые провели с 2013 года, оказались безрезультатными. Единственное, что было – смутные догадки о том, кто мог стоять за этой схемой. В начале 2015 года сыщики предприняли последнюю попытку: к одной из предполагаемых участниц этого дела они подослали агента. На самом деле полицейские не в первый раз пытали счастье с этой женщиной, но подозреваемая вела себя так, что создавалось впечатление о ее непричастности. Чтобы вновь не встретить отказ, репутация нового агента должна была заслуживать доверие. Он рассказал женщине, что слышал от знакомых, будто она может помочь ему получить гражданство Эстонии, объяснив, что обычным путем эстонский паспорт он не получит, поскольку имеет непогашенную судимость.
 
Легенда выглядела работающей, но реакция женщины была настороженной: она начала выяснять, кто и где говорил о ней такое. Однако к концу встречи они все же обменялись номерами телефоном. На фоне предыдущего отказа, это было большим успехом, но вскоре женщина снова начала отказываться. Неужели снова безнадега?
 
И все же встреча произошла. В машине посредница свела агента с сотрудницей полиции, женщиной, представившейся Маарикой, которая хотела посмотреть его документы. В итоге агент получил туманное обещание: может быть, ему помогут.
 
В течение последующих часов внутренний контроль в режиме реального времени зафиксировал, как в полицейской базе данных начали изучать личные данные просящего о помощи. Это уже было конкретным доказательством. А когда агенту по телефону сообщили, что ему смогут поспособствовать в получении гражданства,  сошлись концы с концами.
 
«Так мы поняли, что тема стоящая и мы, наконец, оказались внутри этой игры», - говорит руководитель службы внутреннего контроля Майт Сийгур. Государственная прокуратура и суд в тот же день выдали все нужные разрешения на ведение оперативной работы, а в ближайшие недели стало ясно, что проблема во много раз серьезнее, чем казалось поначалу.
 
«Наша первоначальная версия, что с этим делом связан только один работник нашей организации, оказалась ошибочной. Их было больше, - признал Сийгур. – Мы даже удивились, как много фрагментов предполагаемых нарушений мы собрали уже в первую неделю».
 
Оперативная работа, длившаяся в последующие полгода, сложилась в одно из самых сложных за последнее десятилетие уголовных дел. В результате вскрылось, что за внешне простым, но крайне опасным с точки зрения безопасности Эстонии преступлением, стояла группа таллиннок и работников полиции, которыми руководила бывшая барменша Любовь Генрихсон (66), она же Маарика.
 
Живущая в маленькой квартирке в одном из новых домов в Мустамяэ Генрихсон за несколько лет сумела получить для себя в Эстонии три действующих поддельных идентитета (паспорта, личные коды и т.д.). На все три были оформлены официальные инвалидности, поэтому государство каждый месяц платило ей сотни евро. Всего за несколько лет женщина получила в виде пособий почти 15 000 евро.
 
Приехавшая в конце 1980-х годов в Эстонию с Украины женщина успела недолго поработать в баре. На свою крошечную пенсию она жила явно хорошо – ходила в СПА и в салоны красоты. Когда было время, встречалась со своими сообщниками по бизнесу на документах – по возможности в безлюдных местах, где-то в темных уголках баров или просто на берегу моря. Подальше от посторонних глаз.
 
Конторой Генрихсон был ее маленький серебристый Toyota Auris, в котором она занималась делами и встречалась с клиентами. Время от времени Генрихсон играла в казино. Для этой забавы она оформила себе карточку клиента на имя Маарики: отсюда и кодовое название этой операции.
 
Отслеживая деятельность Генрихсон, полиция выяснила, что конспирация была на таком уровне, что глядя со стороны было крайне сложно связать ее с незаконным бизнесом. Например, она одновременно использовала несколько номеров мобильных телефонов: полиция говорит, что им удалось выявить аж 15.
 
Кроме этого, для ведения дел Генрихсон пользовалась и аппаратами клиентов: просила их телефоны и с них звонила своим помощникам. Если бы полиции не удалось так глубоко проникнуть в это дело, обнаружить всех ее сообщников было бы крайне сложно.
 
Сыщиков интересовало, кто помогал Генрихсон в полиции. Сама женщина избегала контактов с чиновниками, для этого у нее было четыре помощника, которые передавали личные данные так называемых клиентов своим людям в миграционном бюро.
 
Выяснилось, что на зарплате у «паспортной мафии» были четыре сотрудника полиции. Имена этих людей для всех оказались сюрпризом, поскольку на работе они числились в списках лучших.
 
Двое из них – Лайви Сеэман и Жанна Реэде – работали на первой линии, то есть в столах обслуживания миграционного бюро. Они принимали от контактных лиц мафии тщательно заполненные документы и, не задавая ни одного лишнего вопроса, отдавали их в работу.
 
На следующем уровне системы, то есть в обработке данных, на зарплате у группировки была Меэли Палувитс, которая имела доступ к производству по всем документам и могла предупредить, если бы с ходатайством какого-то клиента возникли проблемы. Последним звеном процесса, в надзоре, на мафию работала Юлле Лилль, которую ставили многим ее коллегам в пример.
 
Многоуровневость системы позволяла контролировать производство по документам от начала и до конца, так что, если возникало малейшее подозрение, преступная группировка могла быстро выйти из игры и прекратить свое дело.
 
Для обмена информацией между сообщникамибыла создана конспирационная система: личные коды клиентов маскировали  в текстах SMS, причем обычно в разных их частях.
 
Связанные с бизнесом чиновники приблизительно знали о существовании друг друга. А их предводительница общалась с ними как старшая, поскольку чиновники служили для нее орудиями труда, которым за решение простого вопроса платили по 50 евро, а за решение сложного – 500.
 
Но роль чиновников в преступном бизнесе, длившемся десятилетиями, все же была технической, основная работа проводилась до них. Основной доход шел от сдачи экзамена по эстонскому языку, который необходим для получения гражданства Эстонии.
 
Это был самый крупные бизнес: Генрихсон и ее сообщники работали последовательно, находили похожих на клиентов людей, которые знали язык и были готовы пойти на экзамен за 50-200 евро. Если их внешность хотя бы чуть-чуть подходила, преступники сдавали экзамен сами.
 
Для маскировки надевали парики, рисовали брови... Все это делалось в одном из таллиннских салонов красоты, где «Маарика» использовала большинство парикмахеров и визажистов в интересах своего бизнеса.
 
О масштабах мошенничества говорит хотя бы тот факт, что на одном из экзаменов в зале одновременно сидели 12 подставных. А всего таких экзаменующихся было несколько десятков. Работа была нервной: однажды сыщики заметили, как Генрихсон давала своему заметно разнервничавшемуся работнику валидол.
 
В другой раз решивший подработать студент, забыл имя человека, за которого сдавал экзамен, и когда экзаменатор проверил его личные данные, возникла неловкость. В итоге он увидел имя на анкете, лежавшей на столе, и все обошлось.
 
Новые клиенты появлялись благодаря сарафанному радио. За полгода, в течение которых сыщики отслеживали происходящее, через преступный бизнес прошли данные сотни людей, но многие из них ограничились только разговорами.
 
Суммы, которые платили за эстонский паспорт, были разными. Если обычно человек получал документы за 500 евро, то у российского бизнесмена, который хотел свободно передвигаться по шенгенской зоне, запросили аж 10 000. С обещанием, что при новом гражданстве, он сохранит и старое, поскольку для него подделают и документ, подтверждающий, что он отказался от российского гражданства.
 
«До конца это дело не довели, но бизнесмен был готов заплатить и больше, - сказал Сийгур. – В принципе, в нашей стране нет документа, который эта компания не пыталась достать».
 
«Паспортную мафию» с шумом разоблачили в октябре 2015 года, когда 50 полицейских в течение часа задержали всех подозреваемых. Вставшие на преступный путь чиновники сначала отрицали свою вину, но сдались, когда увидели, что против них собрано очень много доказательств. «Через сутки они уже сами давали показания», - вспомнил Сийгур.
 
Задержанная возле своего дома Генрихсон на допросах была разговорчивой, но по сути дела ничего не сказала до сих пор. Зато на каждом допросе ей становилось плохо, и требовалось вызывать скорую помощь. Таким образом скорая за день могла приезжать по три раза, но ни разу врачи не заметили никаких признаков ухудшения здоровья.
 
Но все это не помогло Генрихсон. Кроме собранного во время предварительного следствия, полиция обнаружила в ее подвала множество документов – сотню паспортов и тысячи выписок из баз данных.
 
Проведя под стражей год и один месяц, Генрихсон вышла на свободу под подписку о невыезде в начале декабря. Если сначала сыщики опасались, что у женщины еще где-то могут храниться не найденные ими документы, с которыми она может сбежать из страны, этого не произошло.
 
Суд над Любовью Генрихсон начнется весной. От нее требуют вернуть около 100 000 предположительно полученных преступным путем евро. Для покрытия требования дом и машина женщины арестованы. 

***************************************************************
ДОРОГИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ,
Понравилась новость, поделись ей с друзьями!!!
Для выполнения этого действия, необходимо включить передачу реферера в Вашем браузере, или попробуйте перейти на эту страницу по ссылке




Прикрепить к сообщению файл

Пожалуйста, решите эту задачу Задача:     =  





Автор: Руководитель Центра от 07.02.2017   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X