<< Декабрь 2017 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  27  28  29  30 1 2 3
> 4 5 6 7 8 9 10
> 11 12 13 14 15 16 17
> 18 19 20 21 22 23 24
> 25 26 27 28 29 30 31

Зачет и уступка на стадии исполнительного производства. Правовые способы сэкономить на процедуре взыскания


Зачет и уступка на стадии исполнительного производства. Правовые способы сэкономить на процедуре взыскания

Часто выиграть судебный процесс оказывается гораздо проще, чем взыскать с должника положенные по судебному решению деньги или иные активы (см. также Победа над должником. Как помочь судебному приставу вернуть деньги компании). Поэтому для компании, оказавшейся в роли взыскателя, оптимальным вариантом может оказаться не взыскание долга, а иные меры по распоряжению этой задолженностью – уступка и зачет.
Цессия в исполнительном производстве невозможна без судебного акта
Цессию или уступку права (требования) можно определить как передачу кредитором (цедентом) принадлежащего ему права (требования) другому лицу – цессионарию, новому кредитору (ст. 382 ГК РФ). Такая уступка допускается в случае, если она не противоречит действую-щему законодательству или договору (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Гражданское законодательство регулирует отношения уступки лишь в общей форме и ничего не говорит об особенностях данной сделки на стадии исполнительного производства.
Однако из положений Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – закон об исполнительном производстве) вытекает, что необходимым условием цессии на данной стадии процесса является взаимодействие первоначального и нового взыскателя, а также судебного пристава и суда, выдавшего исполнительный лист. В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (в том числе в связи с уступкой права требования) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником (ст. 52 закона об исполнительном производстве).
Таким образом, чтобы новый кредитор мог заменить первоначального кредитора в исполнительном производстве (то есть стать новым взыскателем), ему недостаточно просто подписать договор цессии с первоначальным кредитором. Для этого необходима санкция государственных органов. Если, к примеру, исполнительный документ был выдан арбитражным судом, новый кредитор должен обратиться в этот суд с заявлением о замене стороны ее правопреемником (ст. 48 АПК РФ). После этого новый кредитор должен получить в этом суде исполнительный лист, в котором он указан как взыскатель. Прежний исполнительный лист должен быть отозван из подразделения судебных приставов первоначальным кредитором. На основании нового исполнительного листа, поданного новым кредитором, судебный пристав-исполнитель своим постановлением заменяет сторону в исполнительном производстве – прежнего взыскателя на нового.
Для сравнения отметим, что ранее в случае уступки права судебный пристав-исполнитель был обязан своим постановлением произвести замену взыскателя. О судебном акте, акте другого органа или должностного лица в прежнем законе об исполнительном производстве не упоминалось. Несмотря на это, на практике судебные приставы-исполнители опасались заменять взыскателя самостоятельно путем выдачи постановления без соответствующего судебного определения или акта другого органа (должностного лица). При уступке права новый взыскатель должен учитывать, что для него как правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для прежнего взыскателя. Так что если первоначальный взыскатель, например, отказался получить вещь, изъятую у должника при исполнении исполнительного документа, то новый взыскатель не сможет требовать передачи ему этой вещи (подп. 3 п. 1 ст. 43 закона об исполнительном производстве).
Право требования переходит с момента заключения договора уступки
Среди ученых-цивилистов и юристов-практиков нет единого мнения о моменте перехода требования по исполнительным листам, основанного на договоре цессии. С одной стороны, гражданское законодательство не содержит каких-либо специальных норм, касающихся цессии в исполнительном производстве. В связи с этим можно предположить, что момент перехода права (требования) определяется моментом заключения договора уступки (п. 1 ст. 433 ГК РФ). С другой стороны, чтобы осуществить переход права (требования) именно в рамках исполнительного производства, требуется получение судебного или иного акта, на основании которого судебный пристав произведет замену взыскателя.
В результате некоторые юристы полагают, что нельзя однозначно определить, с какого момента происходит замена кредитора по исполнительному производству. Возможны следующие варианты: момент заключения договора уступки требования, момент вступления в законную силу акта суда или другого органа или должностного лица о перемене лиц в обязательстве либо момент вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о замене взыскателя. Между тем данный вопрос имеет большое практическое значение. Например, от его решения зависит, может ли новый кредитор, подписав договор цессии, передумать и отказаться от его исполнения, ссылаясь на отсутствие судебного акта о замене взыскателя и соответствующего постановления судебного пристава.
ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ. Банк (первоначальный кредитор) заключил с индивидуальным предпринимателем договор (новый кредитор) уступки прав по исполнительным листам и обратился в суд с заявлением об установлении процессуального правопреемст-ва (ст. 48 АПК РФ). Однако новый кредитор внезапно решил, что он не хочет быть правопреемником банка в исполнительном производстве. В суде он заявил, что, поскольку права по исполнительному листу не основаны на обязательстве, их нельзя передать по договору цессии. Тем не менее суды приняли сторону банка. А кассационная инстанция в своем постановлении указала на то, что в данном случае моментом перехода права требования от банка к предпринимателю является день подписания указанного договора цессии (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.03.07 № Ф09-9598/06-С6).
Сложившаяся в последние годы судебная практика позволяет заключить, что моментом перехода прав (требований) от прежнего кредитора к новому кредитору по исполнительному листу является момент заключения договора цессии, после которого прежний кредитор окончательно выбывает из данных правоотношений. Таким образом, уступка права в исполнительном производстве имеет гражданско-правовую и процессуальную составляющую. Заключая договор цессии, цедент и цессионарий осуществляют перемену лиц непосредственно в граждан-ско-правовом обязательстве, а замена взыскателя в исполнительном производстве является уже следствием цессии. Однако данная практика сформировалась на основании ранее действовавшего Федерального закона от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», который не требовал для замены взыскателя вынесения судебного акта. Как суды будут определять момент перехода права требования по новому закону, покажет время.
Зачет на стадии исполнительного производства удобен и должнику, и кредитору
Кредитор практически всегда, в том числе и в исполнительном производстве, обладает большими возможностями, чем должник. Но если у должника имеются какие-либо требования к взыскателю (в отношении которых у должника имеется исполнительный лист), у него также появляется определенная свобода действий. Один из распространенных способов защиты, применяемых ответчиками по арбитражным и гражданским делам – предъявление встречного иска. Суд может полностью или частично удовлетворить требования и истца, и ответчика. В связи с этим на практике встречаются ситуации, когда судебным приставам поступают исполнительные листы, по которым истец и ответчик одновременно являются и должниками, и взыскателями в отношении друг друга. Наиболее логичным выходом в подобной ситуации представляется проведение зачета встречных требований (если, конечно, они носят однородный характер). Действительно, если, к примеру, суд обязал и истца, и ответчика перечислить друг другу денежные суммы, зачет таких требований упростит процедуру взыскания (если это одинаковые суммы – требования полностью погасятся, если нет – деньги нужно будет взыскивать только с одного из должников). И хотя ни прежний, ни ныне действующий законы об исполнительном производстве ничего не говорят о возможности зачета встречных требований, судебные приставы применяют его на практике.
Для зачета встречных требований необходимо наличие трех условий
Практика работы органов ФССП России показывает, что для проведения зачета в исполнительном производстве необходимы следующие условия. Во-первых, речь должна идти об однородных требованиях. К сожалению, по данному вопросу нет единого подхода в практике арбитражных судов. Некоторые суды считают, что однородными являются только обязательства одного вида. То есть, например, обязательства по выплате дивидендов нельзя признать однородными с обязательствами по оплате акций (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.09.03 № Ф09 2643/03 ГК). В то же время Высший арбитражный суд считает, что предъявляемое к зачету требование не обязательно должно вытекать из того же обязательства или из обязательств одного вида (п. 7 информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда от 29.12.01 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»).
Отдельная проблема – считать ли однородными денежные требования, выраженные в различных валютах. Некоторые суды считают зачет в такой ситуации возможным. К примеру, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.03.99 № КГ-А40/264-99 сказано, что компания была вправе подать контрагенту заявление о зачете встречных требований, выраженных в рублях и долларах. При этом курс, по которому производился зачет, рассчитывался исходя из официального курса доллара по отношению к рублю на день зачета. А вот Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в сходной ситуации вынес прямо противоположное решение (постановление от 01.12.99 № Ф08-2593/99). Так что вопрос о возможности проведения зачета задолженностей, выраженных в разных валютах, участникам исполнительного производства придется решать с учетом сложившейся в данном регионе арбитражной практики.
Во-вторых, необходимо заявление хотя бы одной стороны (ст. 410 ГК РФ). В противном случае судебный пристав не вправе провести зачет и прекратить исполнительное производство в отношении одного или обоих должников. Сначала взыскатель должен направить заявление о проведении зачета должнику. Затем взыскатель передает судебному приставу аналогичное заявление и доказательство того, что должник уведомлен о намерении провести зачет. В-третьих, заявление о зачете встречного в рамках исполнительного производства является основанием для окончания исполнительного производства только при наличии встречного исполнительного листа (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.09.05 № А28-4897/2005-212/8). Так что, если даже у должника есть документальное подтверждение того, что взыскатель имеет перед ним задолженность (договор, акты сверки расчетов и т. п.), это еще не дает ему права заявить о зачете встречных требований. Для такого зачета должнику придется доказать свои претензии в суде и получить исполнительный лист.
Ирина Стюфеева, юрист

источник




Автор: Руководитель Центра от 22.07.2012   |  Оценка  




 
  




Вы не можете комментировать!
CMS Status-X